Мир, в котором живём не только мы

— Привидения есть или нет? — спрашиваю я кота.
— И да и нет! — дремотно отвечает кот на ящике.— Если ты
их видишь и веришь, значит, есть. Если у тебя только два
глаза и больше нет глаз, значит, нет.
Л. Миронихина.
« С е м е й н а я п о в е с т ь »

Таинственный мир наших сопланетников подстерегает
нас повсюду, проявляясь подчас совершенно нежданно,
а иногда по требованию человека. Контакт с
существами нечеловеческой природы наиболее легко
находят люди, которых в деревнях называют знахарями,
колдунами, ведьмами. Эти люди необычайно интересны
сами по себе. Они обладают почти неограниченными
возможностями: их воздействие может распространяться
не только на людей и животных, но и на
природные явления и стихии.
Вот одна из быличек.
«Приехала к нам в село баба с Палесья. А тада война
была. Беглые они были. Ну, поселились они, а ведь работать
нада. Тада им колхоз стал работу давать. И вот
эта баба, ее Палашкой звали, стала в район с птичника
яйца возить. Да… А возила-то она их на телеге, да не как
все, в ящеках, а в мешки складала, потом мешки на воз,
веревкой вязала, да еще и сама сверху садилась. Вот так.
И ты знаешь, ни одного яичка никада ни разбила!
Ну, тут слухи про нее по сялу поползли: ведьма, говорят,
палесская. А она молчунья такая была, ни с кем дружбу
ни водила, все одна. Да ведь одна-то весь век ни промолчишь.
А люди сторонюцца — бояца. Одна я, видно, ее
не боялась. Она мимо мово дома ходила. Нет-нет да и                                                                                                         зайдет хоть воды напица. Вот я с ней поговорю, а бывалча
покормлю чем — у них, у беглых-то, ничегошеньки ни
было, а мы все ж своим домочком жили, хоть и война…
И вот один раз Пелагея моя зашла, а я огород поливаю,
а воду-то мне далеко таскать: колодезя-то свово ни было.
Вот она, сердешная, глядить на меня и говорить: Наташа,
чего ж ты так маишьси-то? Давай я тибс под окном на дворе
колодезь-то за одну ночь вырыю? Ты и ни пачуишь, а
утром он уж тебя готов будить! — У-у-у, нет! — гова-
рю,— мне, Пелагея, таких подарков не надоть. Да и ты
мне про то ни го вари, а то я тебя боя цца буду!
Ну, она пошла, ниче мне ни сказала. А потом, када
уезжать-то они все стали посля войны, она мне ище
сказала, как колдунов от себя пугать нада. Да она тут
много че дел ыла: людям говарила, кто с войны ни при-
деть… Вот лишь боялись ее все…» (Из архива автора),
Но как бы к ведьмам и колдунам ни относились — они
все-таки существа человеческой природы. В деревнях их
опасаются, но знают средства, как им навредить и от них
избавиться: Ведьмой могут называть обычную колдунью
или ту, которая «специализируется» на отбирании у коров
молока. Ведьма могла, превратившись в ужа илй жабу,
проникнуть В’Хлев и отсасывать молоко. Но иногда достаточно
было колдовства без оборотничества.
«Пошла я один раз до зари в жито — а то на Юрья
было. Вышла, гляжу» а соседка моя Марья так по житу
прям катаицца. А она, Марья-то, много всего знала. Ну,
дай, думаю, и я покатаюсь! Сняла одежу, осталась в исподнем,
да и давай катацца! А у нас говаривали, что
роса-то на Юрья от всего лечить, и я подумала, что она,
Марья-то, дечицца.
А пришла я домой, сняла с себя мокрое-то все, да на
грубку сушить бросила, а сама к печке пошла. Чевой-то
там делаю — глянула: батюшки светы! да у меня воды
полна изба! Откуда беда такая? Гляжу, а у меня с исподней
юбки-то, сушить-то я положила, вода ручьем!                                                                                                                        Ну, я скорей юбку кинула на двор, а сама к Марье под окно: у нее-то что? Гляжу в окно, а у ней-то исподнее на ткацком станке лежить, а с него молочко ручьем 6ежить. Вот тут я и поверила, что люди правду про нее говорят — ведьма она!» (Из архива автора).