Заговор как быстро Вылечить раз и навсегда запой

Берут хмельное и несут его на кладбище. Стоят в воротах и ждут, чтоб Провезли хоронить покойника, и тут же говорят:
Как покойник среди нас не живет, так и раб (имя) хмельного не пьет. Аминь.
Поставьте дома то, с чем ходили на кладбище, но не предлагайте больному выпить. Если он сам увидит и выпьет, то толк будет.

Белая магия

Если вы решили постичь Белую магию, го должны знать о ней. следующее. Мастер Белой магии в отличие от мастера Черной магии преследует лишь благие цели. Он никогда не станет делать зло. Потому-то Белую магию называют благостной, т. е. сотворяющей благие, добрые дела. Мастер не должен отказывать тому, кто постучался в его дверь за помощью, даже если знает наверняка, что, сняв порчу с больного,может заболеть сам. Конечно, чтобы избежать последствия снятия порчи, существуют специальные для этих случаев обереги и лечебные заговоры, которым вы научитесь из этого учебника.
Следует абсолютно верить в то, что вы вылечите больного, ни на минутку не сомневаясь, как бы плох он ни был. Ваша непоколебимая вера в силу Белой магии — вот гарант успеха. Нельзя сомневаться в истинно могучей силе Белой магии. Нельзя похваляться тем, что вы исцелили. Запрещено говорить: «Он умирал, а я подняла из гроба». Ибо тот, чьим здоровьем вы похвалились, заболеет заново. Нельзя для удовлетворения чьего-то любопытства показывать тайное. Те, кто будет просить у вас показать «чудо» в доказательство вашей силы, не понимают, что этим отберут вашу силу в Белой магии и вы никогда не сможете помогать людям. Умейте вести себя достойно Мастера светлых дел. Берегите свой дар и не жалейте вре- мени и сил для оказания помощи страждущим. Радуйтесь и благодарите Бога, когда увидите, что спасли человека от болезни и неминуемой смерти. Не берите за свое лечение еды и полотенец, платков и сала. Этого делать нельзя. Не ставьте себе целью наживу. Ваша цель — спасенье и помощь. Не носите черной одежды в дни, когда лечите людей и животных.
Когда исправляете испорченные земли на огородах, следите, чтобы пришедший за помощью имел на себе крест. Поинтересуйтесь, крещеный ли человек; если нет — уговорите покреститься. Исключением бывает, когда человек не в состоянии ходить и нет возможности пригласить батюшку для крещения на дому. В этом случае должно гореть при лечении не менее 12 свечей.
Не забывайте спросить у хозяев, куплен ли скот или народился в их хозяйстве, прежде чем возьметесь лечить больных животных. Если скот куплен, брызгать при чтении наговора левой рукой. Если нет, то правой. Если в наговоре сказано, что нужно сложить вместе палец с пальцем, указательный с указательным, или мизинец С мизинцем, то нельзя стоять и думать — какой палец безымянный, а какой средний. Все должны делать быстро и четко. Заранее выучите порядок пальцев: мизинец, безымянный, средний, указательный, большой.
Старайтесь реже подавать людям руку при приветствии; здоровайтесь словами, а не руками. Берегите пальцы. Если какой -нибудь палец поранен, воздержитесь от лечения, если оно, конечно, не срочное. Не провожайте за порог тех, кто у вас лечился, прощайтесь, не выходя из комнаты.
Можно ли лечить человека, если он смеется над оккультными науками или не верит в подобную помощь, а также когда все тело покрыто наколками, т. е. рисунками, наносимыми иглой и тушью? Нежелательно. Пользы мало, и мастеру тяжело. Больной человек должен попросить для себя помощи у мастера и с верой ждать исцеления. Если же человек не просит о лечении и , мало того, не верит, зачем лечить? А по поводу насмсшек над оккультизмом —* вот вам пример. К моей ученице Людмиле Ивановне Зыряновой обратилась женщина за помощью. Она утверждала, что видит образ человека ночью в определенный час. Тот входит в комнату, садится за стол и начинает делать руками беспорядочные движения, как бы раздвигая лежащие карты, выискивая ту, которая ему нужна. Больная по совету Людмилы Ивановны убрала стол из этой комнаты, чтобы лишить .его возможности задерживаться в этой комнате, а также чтобы узнать, что будет делать пришелец без стола. В следующий визит больная рассказала, что ночью ее вновь посетил человек в черном, сел в ноги к женщине (условно назовем ее Лариса) и стад смотреть на Ларису невероятно злыми глазами. Та стала читать «Отче наш», и человек исчез.
Из беседы с Ларисой Людмила Ивановна узнала вот что. Оказывается, Лариса много лет занималась знахарством. Кое-что она знала от бабушки: как заговорить зуб, грыжу, горло, а также несколько приворожек. Умела погадать, но большей частью фантазировала, выдавая себя за знающего мастера. К ней шли за помощью.
Однажды к Ней пришла женщина, которая попросила приворожить любовника. Лариса ей посоветовала отпеть любимого девять раз и еще много чего, я не буду приводить все ее фантазии ради наживы. Главное, что Лариса все переплела в один, страшный узел. Дух отпетого, но живого человека стал преследовать.незадачливую знахарку, и только умелая работа моей ученицы Людмила Ивановны помогла уничтожить этот сгусток черцой энергии, который образовался из-за неправильных действий Ларисы, которая решила, что ее шутки с оккультизмом всегда будут сходить ей с рук.
Нельзя давать пустые советы, которые связаны с магией. Есть грань, через которую не переступают.
. Есть много писем, в которых меня спрашивают: если во сне покойник делает наказ, выполнять его или отнестись, как ко сну. Одна женщина меня спрашивает, что делать: ее мать каждый раз во сне говорит ей: «Продай дачу, доченька». Но как она может продать, если это у нее единственное богатство, и как она будет без земли, если сейчас овощи такие дорогие, не подступиться. Мать снится часто, и все одно и то же: «Продай дачу, доченька». Что делать? Может, плюнуть, ведь сны бывают и пустые. Вот и думай, как хочешь. Что я могла этой женщине ответить? Ведь вполне возможно, что покойница ей снится просто к погоде. Я вызвала дух ее мертвой матери и услышала три слова: «Пусть продаст дачу». В общем, я посоветовала своей читательнице дачу продать. Каково же было мое удивление, когда месяцев через пять опять пришло письмо от этой женщины.
«Наталья Ивановна,— пишет она,— я все же не ре! шилась продать дачу. И меня можно понять: деньга уйдут, а без земли себя не мыслю. Но зря я ослушалась мать и вас. Дача у меня сгорела дотла от проводки. Я буквально схожу с ума. Кляну себя, на чем свет стоит. Почему я такая дура?» Вот такой был случай.
А вот вам еще один пример. Встретила меня как-то очень старая женщина, стала обнимать и целовать руки. Я удивилась, так как не знаю этой женщины. А она мне говорит: «Зато я знавала твою бабушку, это я ей кланяюсь через тебя. Я ей всей жизнью обязана, да и счастьем тоже».
Рассказала она мне свою историю. Помер, говорит, у меня муж, молодой был, сильный, красивый. Его кедром задавило, он шишковал. Я по нему с ума стала сходить, пыталась руки на себя наложить, дети стали не милы, их бы все души на его одну обменяла, не глядя. Такой я буйной стала, волосы на себе рвала и выла целыми днями. Дети под лавки забьются и сидят, как сверчки, боятся вылезти, а я все зло на них вымещаю, грешная. Думала, если бы не они, я бы с ним в тайгу пошла, глядишь, уберегла бы, не погиб бы он тогда, может быть. И вот соседка дала адрес твоей бабки. Она, говорит, it от тоски полечить может, а захочет, и его к тебе
вызовет, поговоришь с ним.
Я мигом собралась до твоей бабки, последнего петуха в
сумку — и айда. Зашла, помню, к твоей бабке, она — ни
здравствуйте, ни проходите — уставилась и смотрит. А
потом мне бухнула, как по голове: «Что, красавица, у детей
последнего петуха забрала? Как вы, бабы, мужиков своих
любите, детей бы так любили. Ух! Глаза бы на таких не
смотрели. Ты когда младшего на колени брала? Забыла,
поди? Иди-ка ты к детям да покорми их, а не таскайся по
бабкам, не носи из детских ртов еду по чужим избам. Дети
завсегда должны быть матерям дороже, чем мужики». Я,
как поняла, что меня гонят,— в рев. В ноги к твоей бабке
кинулась: «Помоги,— прошу ес.-г— Вызови ко мне Иван-
ко». В общем, умолила. Посадила она меня в угол, дала
псалтырь и говорит: «До ночи читать будешь. А я тебе оберег
чинить стану». Бабушка твоя золу кипятила, ключи по
комнате раскидывала, круг чертила, свечи жгла, шторки
— то закроет, то откроет. Собаку с цепи сняла и сказала:
«Иди отселя, придешь завтра, сегодня можешь помешать
мне». И собака ушла из дома. Я удивилась, а она говорит:
«Маловерная ты, а еще по такому делу пришла. Да
если я вздумаю, три мужа будут при мне и друг друга видеть
не будут, а ты собаке удивляешься».
Ночью поставила меня бабка в круг и говорит: «Как
придет твой муж, руки к нему не тяни, а то задавит.
Долго его не держи, ему тяжело, да и мне тяжко будет.
Что нужно, спроси, да помни — руки к нему не тяни».
Стала бабушка его звать. Он и заходит, одет, в чем похоронили,
в глаза не смотрит, встал рядом с кругом и голосом
глухим да тихим говорит: «Что меня подняла? Зачем?
» Я тут заплакала, говорю: «Ты там лежишь, а я одна, у
меня для детей морковок нет, не то чтобы хлеба. Не могу
без тебя, все равно вместях будем». Он мне говорит: «Слушай
мой наказ, не перебивай, мне дюже тяжело. Скоро
тебя безногий сватать будет, другой тебе судьбы нет, если эту упустишь. А детей ставить на ноги нужно. Выходи за
безногого». Я тут как заору: «Я тебя люблю, и мне никого
не надо!» Руки к нему протянула, сама не знаю как. Он и
поднял глаза: боженьки, а они у него без зрачков! Бабка
твоя свою книжку как захлопнет: ветер по избе пронесся.
Иванко, или кто это был, пропал.
Очнулась я на кровати, бабка меня обмывает да ругает,
что не послушалась ее, руки протянула, могла загинуть, а
сироты тогда на бабкиной совести перед Богом были бы.
Утром, провожая меня, твоя бабка сказала: «Уйдешь и покой
с собой унесешь. Более ты об муже сердце рвать не будешь,
милее твоих детей и Василя никого на белом свете у
тебя не будет. Через год стол пустым не будет, через три
года прочно жить станешь, через семь лет лучше тебя никто
на селе жить не будет. И ди к детям, девка.». Я ее спрашиваю, кто такой Василь, а она и говорит:
«Да муж твой безногий».
Пришла я домой, смотрю на стены в своей хате, а они
вроде как светятся. Такой покой мне, да так хорошо, как
вроде радость нечаянную жду. Все выбелила, все вычистила,
детей залюбила. А потом пришел ко мне безногий
мужик Василь. Я замуж за него пошла, а он и шьет, и
паяет, и вырезает, нет такого, чего он не может. Люди
все к нему идут, всем он помогает, пить не пьет, денег
много зарабатывает. В общем, жить я стала хорошо, а то
ведь руки хотела на себя наложить, и сотворила бы такое,
если бы не бабушка твоя…
В помощь вам в конце книги я поместила специальный
календарь и словарь, а также список того, что необходимо
для занятия Белой магией. Я надеюсь, что среди
тех, кто взял эту книгу в руки, не найдется того, кто
празднует любопытство. Заверяю всех честным словом,
что для тех, кто глубоко чтит Господа и верит этой книге,
будет толк не только в учении, но и в их трудах.